Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: виктимблейминг (список заголовков)
10:17 

Вы это спровоцировали

влюблена в книги. Взаимно
Прекрасный ролик:
«Немного горькой сатиры на тему стандартных вопросов и обвинений в адрес жертвы изнасилования.
Почему эти вещи смотрятся очевидно нелепо в случае других преступлений?
Почему мы продолжаем позволять, а иногда и поддерживаем это неуважительное отношение к жертве?»



Если нужны русские субтитры, то здесь есть: Вы это спровоцировали .

@темы: бака дэс, видео, виктимблейминг

12:08 

Про флешмоб "ЯНеБоюсь"

влюблена в книги. Взаимно
Какая умничка Людмила Петрановская, каждый день благодарю мироздание, что такие люди есть на белом свете.
Всё, что можно сказать и про флешмоб и про реакцию на него:
Проверка на вшивость. Людмила Петрановская о флешмобе, который ставит диагноз обществу

начало

В нашем случае происходит не столкновение моделей, а их уродливое скрещивание. Нашу женщину не берегут семья и традиция, но и сила закона по факту ее права не защищает. Она должна работать и возвращаться вечером одна, но если она подвергнется угрозе насилия, скорее всего, ни полиция, ни сограждане на помощь не поспешат. В историях из флешмоба огромное количество примеров именно того, что никто не помог, а приехавшая наконец полиция не бросалась ловить насильника, а начинала давить на женщину, иногда прямо обвиняя, иногда унижая. Если у кого-то были еще на эту тему иллюзии, думаю, прочитав за последние дни сотни мужских комментов про «эротические фантазии», «выставку истеричек», «выдают желаемое за действительное», вряд ли будут ждать защиты от российских мужчин. Собственно, сам посыл «я не боюсь сказать» потому и вызывает отклик, что стандартный опыт жертвы насилия при обращении за помощью есть «изнасилование на бис», на этот раз социальное и эмоциональное. Все вот эти «а чем ты думала», «да небось врет», «вести себя надо прилично и ничего не случится».

Ситуация похожа на то, о чем говорила социолог Элла Панеях в применениях к законам: у нас количество законов как в Германии, а качество – как в Гане. Или что многие замечали: у нас уровень госконтроля, как при социализме, а уровень социальных гарантий, как при капитализме. Куда ни кинь – мы мастерски собираем минусы разных моделей, оставляя за бортом плюсы. Так же и с безопасностью женщин – у нас социальные требования к женщинам сразу и как в европейской модели: она должна быть самостоятельной, независимой, хорошо (не просто «прилично», а именно сексуально привлекательно) выглядеть, быть общительной и открытой, и как в патриархальной: короткое не носи, наедине не оставайся, вечерами не гуляй, блюди свою честь, но если мужчине надо – давай, не выкобениваясь. А вот обеспечение безопасности не взято ни из одной.

В результате уровень защищенности женщин от насилия – как в варварских обществах. С вариациями, конечно, от «приличных» районов Москвы и Питера до какой-нибудь Кущевки. Но в общем и целом – ниже плинтуса цивилизации на пару аршин. Я своими ушами слышала разговор между собой нескольких мам в перерыве моего семинара в Краснодаре, одна из них делилась радостью: они переехали жить в центр города: «Ой, так хорошо, можно вечером дойти домой спокойно, даже если темно». Город-миллионник. Традиции, казачьи патрули, вот это вот все. Женщина, мать четверых детей боится вечером идти домой. Полиция? Слушайте, ну в машину с полицейскими сесть едва ли не страшнее. Они еще больше в своей безнаказанности уверены, если им вдруг чего захочется.


продолжение

И да, конечно, не все так просто. И от насилия страдают не только женщины. И от смешения моделей также страдают мужчины, и женщины тоже пытаются лавировать в свою пользу между моделями. И феминистический дискурс – это палка о двух концах, которая при злоупотреблении может не только освобождать женщин, но и вгонять их в виктимность. И пиар на трагедиях и насилии делается в наши дни сплошь и рядом. И правовые риски с обвинением мужчин в насилии без оснований возможны. И философский вопрос о том, в какой степени мы природные, а в какой свободные существа, тоже актуален сегодня как никогда. Все это очень интересные и важные темы, но они чудовищно неуместны в качестве прямого ответа на рассказы о боли, страхе и унижении.

Если у людей в такой очевидной ситуации не срабатывает нравственное чутье, не думаю, что может быть интересно их мнение о судьбах родины и мира. Вам предъявили болезненную гуманитарную проблему, позор нашего общества, не меньший, чем позор детдомов, – боль и поражение в правах миллионов ваших сограждан. Все, что вы увидели – наезд баб-истеричек на мужиков ради лайков. Это уровень подворотни. У нас давно правит страной подворотня, но альтернатива в виде другой подворотни, с какого-то перепугу вообразившей себя более свободно и современно мыслящей, как-то не прельщает. И меня совсем не расстраивает, что флешмоб всех разделил, вместо того, чтобы объединять. Всегда лучше знать, с кем имеешь дело. И объединяться на почве терпимости к насилию ни с кем нет ни малейшего желания.

Флешмоб не вылечит ничьих травм, но он заставит всех подумать том, о чем думать не хочется. Заставит говорить об этом, пусть даже с экивоками или через губу, продираясь через защиты. Нельзя расчистить авгиевы конюшни, не указав пальцем на дерьмо и не назвав его вслух дерьмом. Насилие как обыденность, насилие как «порядок вещей», страх перед насилием, идентификация с насильником, обвинение жертвы,– это и есть то дерьмо, которое налипло за нашу историю в таких количествах, что не дает обществу двигаться дальше. Обсуждение таких тем заставляет каждого выбрать, что добавлять в болезненный и сложный замес: еще презрения и обвинений жертв или немного сочувствия и уважения. Эти выборы суммируются и мы получаем общество, в котором живем. Что навыбираем, то и получим, только и всего.

В заключение, кому актуально, самая авторитетная работающая в теме организация «Сестры», вот ее сайт. Очень небольшая для такой огромной страны.
завершение

Адекватный мужчина-психолог Латыпов: Я думаю, что очень ценное качество, которое в нашей (и не только) нашей стране стоит развивать - это умение промолчать, если не можешь сказать ничего поддерживающего.

Ещё некий Владимир Михайлов из комментов к Петрановской:
полезные телефоны

@темы: психология, виктимблейминг, бака дэс, Петрановская, Латыпов

16:12 

Концепция безучастной вселенной

влюблена в книги. Взаимно
Люблю читать его психологические эссе, всегда есть о чём подумать, и в большинстве случаев созвучно моему миро- и самоощущению.

Экзистенциальный наблюдатель - о том, как важно эмоциональному, реагирующему Я и аналитическому, рациональному Я иногда уступать место наблюдательному Я. Который может встать над вопросами "что я чувствую" и "что я думаю", и задаться "как я устроен", и увидеть шаблоны и замкнутые круги своих реакций.

Иллюзии о справедливом мире в бесстрастной Вселенной - как по мне, обязательно к прочтению. Про две крайние позиции: про идею справедливой вселенной и исходящее из неё обвинение жертвы во всех происшествиях, и про идею безумного хаотичного мира, приводящую к выученной беспомощности. Ну и про золотую середину в виде концепции равнодушного мира.

В этом мире нет конфеток за хорошее поведение, и нет розг за плохое. Есть просто действия — и их последствия, часть из которых мы можем просчитать, а часть — нет. В этом мире нет вопроса «за что?» или недоуменных вопросов о том, на каком таком основании негодяи умирают в богатстве и в своей постели, а хорошие люди — в нищете и в окопах. Просто одни делали то-то, а другие — то-то (или не делали). Этому миру невозможно ставить условия в стиле «я веду себя хорошо — поэтому вы мне должны...», но и выть от ужаса, ожидая неизбежной кары от злобной и всесильной Вселенной, тоже нет нужды.
Нет возможности манипулировать этим миром через соблюдение правил — чихал он на эти наши правила, на всю цивилизацию человека, время существования которой — миг.

Так что же делать человеку в равнодушной Вселенной? То, что он делал всегда — обживать ее. Мы не можем изменить, перевернуть мир, но можем обратить на себя его внимание. Я не могу заставить других людей полюбить себя. Но могу проявлять себя так, чтобы появилась вероятность того, что меня полюбили. Я не могу вынудить другого человека стать ясным для меня — я могу лишь быть ясным сам, и это даст шанс другому стать ясным для меня. Мы не можем устранить из мира несчастья и беды — может только снижать их вероятность. Мы не можем контролировать этот мир — хорошо бы научиться контролировать себя. Это не так обнадеживает, как в «справедливом мире», но дает шанс, которого нет в мире безумном.

На смену «живи по правилам, и тогда будет все хорошо» и «что бы ты ни делал, все бесполезно, пока не изменится мир» приходит другое, давно известное правило, с одной поправкой: «делай что можешь, и будь что будет».

@темы: Латыпов, виктимблейминг, психология

под небом Вестероса...

главная